Непослушная девочка: Косторная откажется от лиричных программ на Олимпиаде?

«Новости дня» цифровой журнал о политике, финансах и недвижимости

Косторная — мастер перевоплощений: фигуристка отлично интерпретирует музыку и удивляет многогранностью образов. Поразительно, но даже в откровенно плохих номерах у Плющенко она продолжала зарабатывать высокие компоненты. А ведь теперь Алена снова находится в лучшем тренерском штабе мира, где со спортсменкой будет работать хореограф, когда-то поставивший программы, принесшие ей главные победы в карьере. Но что, если она снова пойдет всем наперекор и откажется от лиричных программ на Олимпиаде?

Глейхенгауз создал шедевры для Косторной

Фигурное катание отличается от большинства других видов спорта сочетанием искусства театра со сложными техническими элементами. Правда, соблюсти баланс между двумя составляющими получается далеко не у всех. Одной из немногих фигуристок, кому это по-настоящему удалось, стала Алена Косторная. Ученица Этери Тутберидзе обладает не только природной спортивной смекалкой, но и прекрасно владеет коньком и слышит музыку. Артистический дар Косторной заключается в тонком и вместе с тем уникальном прочтении классики: танго Астора Пьяццоллы или “Кармен”, например, в ее исполнении приобретают совершенно новые краски.

Неудивительно, что уже будучи юниоркой, Косторная нуждалась в нестандартных и более продуманных программах. В “Хрустальном” не могли терять такой талант, поэтому Аленой занялся лично Даниил Глейхенгауз. Именно он поставил знаменитого “Ангела”, принесшего фигуристке победы в дебютном “взрослом” сезоне. Программу называли одной из лучших в карьере Даниила, и не зря: сложные переходы, необычные связки, точные позиции во вращениях — все это сделало постановку узнаваемой. Но в настоящий шедевр ее превратила Алена, представившая пронзительно-нежный образ девушки-ангела.

Не менее органично фигуристка смотрелась и в “Сумерках”. С ролью дерзкой вампирши Алена справилась блестяще: под энергичную песню группы Muse она выполняла сложнейшие дорожки шагов; два же тройных акселя, идеально вписанные в сюжет, лишь доказали, что для нее нет ничего невозможного.

У Плющенко Косторная так и не сменила имидж

В новом сезоне от тандема Косторной и Глейхенгауза ждали очень многого, но фигуристка внезапно прекратила сотрудничество с “Хрустальным” и перешла в академию двукратного олимпийского чемпиона Евгения Плющенко. Одной из причин трансфера стало недовольство Алены новыми программами Даниила. По словам спортсменки, наставники редко прислушивались к ее мнению при выборе музыки, что повлияло на конечный результат, который категорически не устроил чемпионку Европы.

В “Ангелах” Алене пообещали новые программы, а главным аргументом Плющенко стало сотрудничество с зарубежными хореографами. Также со спортсменкой работали Сергей Розанов и Елена Ильиных. Они предложили фигуристке номер под нарезку композиций Билли Айлиш с говорящими названиями — No time to die и You should see me in a crown. На первый взгляд Розанов и Ильиных очень точно уловили эмоциональное настроение подопечной, но уже во время второго (и последнего) проката стало понятно, что программа не доработана: даже с учетом упрощенной версии фигуристка терялась на фоне агрессивной и провокационной музыки. Смена имиджа Косторной определенно не удалась.

В конце концов от всего этого пришлось отказаться и вернуться к истокам. В новой короткой Алена танцевала под бессмертную классику Антонио Вивальди “Времена года”. Правда, постановка очень уж напоминала те, что предлагали спортсменке в “Самбо-70”, вероятно, именно поэтому фигуристка чувствовала себя увереннее, показав привычное экспрессивное катание. Подвела Косторную физическая подготовка — досадные ошибки не позволили ей выполнить свой максимум и отобраться на чемпионат мира в Стокгольме.

Метания лишили Косторную собственного почерка

Регресс ученицы Плющенко заметили все. А откровенно сырые программы лишь подчеркивали это. Не лучше дела обстояли и с произвольной программой. Первая ее версия была поставлена канадским хореографом Ше-Линн Бурн под отрывки из произведений польского композитора Абеля Коженевского. В теории результат должен был быть впечатляющим, но в реальности все оказалось несколько иначе. На четвертом этапе Кубка России в Казани, где состоялась премьера программы, Косторная выглядела тяжело, сам же номер оказался пустым. Возможно, произвольную специально лишили хореографических “фишек” канадки, оглядываясь на не самую лучшую форму фигуристки, но даже так постановка не производила вау-эффекта.

«Новости дня» цифровой журнал о политике, финансах и недвижимости

Второй шанс и Алена, и Ше-Линн получили чуть позже. В феврале, после двух выходов с первой постановкой, Косторная объявила, что полностью изменит произвольную. Автором по-прежнему оставалась Бурн, и в этот раз у нее получилось гораздо лучше. Под музыку Луки Д’Альберто My Way и Yellow Moon спортсменка рассказывала еще одну глубоко личную историю:

“Я рассказываю историю о том, что, в принципе, происходит сейчас со мной — больше похоже на метания и терзания. Во второй части программы начинается уже более спокойная музыка. Каждое движение, каждое затягивание, каждая рука символизируют прикосновения к определенному воспоминанию. А перед дорожкой есть такие слова: “Я знаю, что мне делать дальше”. И соответственно, я уже с полным пониманием и осознанием того, что мне нужно сделать, двигаюсь дальше”, — рассказывала Косторная в эфире Первого канала.

В новой роли фигуристка выглядела неплохо, но неидеально. Видимо, метания, которые происходили с ней и ее программами в течение сезона, оставили свой отпечаток. В попытке найти максимально выигрышный образ Плющенко и его тренерский штаб не заметили, что лишили Алену собственного почерка. Перечеркнуты были не только будущие достижения Косторной, но и прошлые. В итоге фигуристка приняла решение вернуться обратно в “Хрустальный”, только вот образ, нежно взращиваемый Этери Георгиевной, исчез, а это значит, что в олимпийском сезоне тренеру придется работать едва ли не с чистого листа.

Тутберидзе пойдет против системы вместе с Косторной

Теперь программы чемпионки Европы станут одной из главных интриг олимпийского сезона. Было бы логично, если бы Тутберидзе пошла по знакомому сценарию и подобрала Алене привычные лирические образы. Однако есть вероятность, что наставница преподнесет сюрприз и пойдет с Косторной против системы. Фигуристка откажется от лиричных программ на Олимпиаде.

Аргументов против сразу несколько. Во-первых, любую постановку такого типа будут автоматически сравнивать с победным “Ангелом”, и вряд ли оно будет в пользу нового номера. Во-вторых, в памяти судей и зрителей еще свеж провал Ше-Линн Бурн: выступления спортсменки могут начать ассоциировать с кризисным периодом, что непременно скажется на второй оценке. В-третьих, Косторная должна удивлять. Не только возвращением тройного акселя, но и появлением нового хореографически сложного образа. Показав многогранность актерского таланта, Алена раз и навсегда докажет, кто номер один по интерпретации.

В конце концов яркими бывают и скоростные программы. Уж кто-кто, а Даниил Глейхенгауз точно сможет предложить своей воспитаннице что-то свежее и необычное. В прошлом сезоне своей “Матрицей” восхищала зал Каори Сакамото, а в текущем постановкой может удивить Косторная. Ведь, вернувшись к Тутберидзе, Алена не отказалась от мечты о нестандартной постановке. Девушка экспериментирует со своей внешностью, как раз, вероятно, готовясь примерить на себя новую роль.